загрузка...

История России - Б. Н. Земцов

Глава 2 УДЕЛЬНАЯ РУСЬ (XII – ПЕРВАЯ ПОЛОВИНА XV В.)

§ 3. СЕВЕРО-ЗАПАДНАЯ РУСЬ

Социально-политическая специфика региона.В XII–XV вв. Новгородская земля на севере доходила до Белого моря, на северо-востоке простиралась за Северный Урал, на востоке граничила с Тверским княжеством, на западе ограничивалась Финским заливом Балтийского моря, а на юге и юго-западе заканчивалась около завоеванных немецкими и датскими крестоносцами земель латгалов, земгалов, куршей, селов и эстов (предков современных латышей и эстонцев).

С географической точки зрения этот регион относится к Северной Европе. Однако, во-первых, Швеция, Норвегия и Дания территориально ближе к другим европейским странам, что порождало более тесные торгово-ремесленные и культурные связи между ними. Во-вторых, влияние Гольфстрима делало климат Скандинавских стран менее суровым.

В Средние века в странах Европы основой экономики являлось земледелие. Лишь в отдельных регионах Италии и в Южной Франции большая часть населения занималась ремеслом и торговлей. В покрытой же озерами, болотами и валунами Северо-Западной Руси урожаи были скудными, поэтому основными занятиями ее жителей в течение сотен лет оставались охота и рыболовство. Не случайно на гигантской территории региона возникло всего несколько городов: Новгород Великий, Псков, Изборск, Ладога, Волок Ламский, Ржев, Торжок, Старая Русса, Великие Луки, Пермь, Печора и Югра. Да и те находились в основном на западе Новгородской земли и представляли собой прежде всего крепости.

Показателем невысокого уровня развития региона являлось существование там в качестве особой «отрасли» экономики речного бандитизма – ушкуйничества. Численность разбойничьих отрядов доходила до нескольких тысяч. Этот вид «промысла» был организован новгородскими боярами в 20-е гг. XIV в. для грабежа торговых караванов и прибрежных городов Волги, Камы и их притоков. В соседних Скандинавских странах морской бандитизм в IX–XI вв. также был весьма распространенным занятием. Однако в XII в. социально-экономический потенциал традиционных жертв – Англии, Германии, Франции, Италии – вырос и грабежи прекратились. Население же Поволжья и Камы оказать сопротивление не могло и потому подвергалось нападению новгородцев.

Административным и торгово-ремесленным центром региона являлся Великий Новгород. В нем проживали и трудились ремесленники десятков специальностей: ювелиры, кожевники, кузнецы, гончары, оружейники и т. д. Одна из двух сторон города называлась Торговой, два из пяти районов именовались Гончарный и Плотницкий. Были улицы Щитная, Котельницкая, Молотная. Однако объемы ремесленного производства не следует преувеличивать: основой экспорта Новгорода были не ремесленные изделия, а пушнина и воск.

Политическая специфика Новгорода восходит к легендарному приглашению Рюрика с его братьями в 862 г. Отношения между князем и союзом племен, призывавшим его на правление, определялись договором, согласно которому князю запрещалось самому собирать государственные доходы с подвластной союзу территории. Он получал лишь небольшую часть дани, взимаемой представителями племен.

До середины XI в. все новгородские князья были посадниками – наместниками киевского князя, но не все посадники являлись князьями. Поэтому одновременное наличие в Новгороде князя и посадника было невозможно. Посадников – не всегда членов княжеской семьи – присылали из Киева.

Однако во второй половине XI в. ситуация начинает меняться: посадник противопоставляется князю. Уже в 1096 г. новгородцы изгнали князя Давыда Святославича и с этого момента, видимо, сами решали, кто именно будет у них княжить. При этом князь утратил самостоятельную роль.

Обязанности князя и посадника разделились. В Новгороде формируется посадничество нового типа: теперь именно посадник обладает высшей властью, а сам термин «посадник» служит для обозначения высшей государственной должности.

Возникает система двоевластия, юридически оформленная договором 1117 г., заключенным в момент вокняжения в Новгороде Всеволода Мстиславича (1117–1132). В нем, с одной стороны, оговаривались ограничение степени вмешательства киевского князя в дела Новгорода и право новгородского князя искать себе другие «столы», а с другой – посадничество утверждалось в качестве представительного органа местного новгородского боярства, обладающего властью наравне с князем.

Завершением преобразований стало новгородское восстание 1136 г. Некоторые исследователи называют его новгородской революцией, поскольку считают, что новгородцы прежде не участвовали в государственном управлении, а, добившись победы, сразу создали у себя боярскую республику. На самом деле эти события – лишь окончание длительного процесса становления особой новгородской системы правления. 28 мая новгородцы посадили под арест, а затем изгнали из города своего князя Всеволода Мстиславича. Пока Всеволод с семьей почти два месяца сидел под стражей, князя в Новгороде не было. С этого времени окончательно утвердился порядок выбора новгородского князя на вече, подобно тому как осуществлялось назначение на все прочие государственные должности Новгорода Великого. Князь стал одним из представителей городского управления. Теперь его функции ограничивались военными вопросами. Позднее, со второй четверти XIII в., должность князя в Новгороде вообще стала необязательной.

Охраной правопорядка в городе занимался воевода, а вся полнота власти в периоды между вечевыми сходками сосредоточивалась в руках новгородских посадников и епископа (с 1165 г. – архиепископа). Важнейшие вопросы политической жизни республики решались на вече. Главный из них – выборы должностных лиц (как светских, так и духовных), обладавших властью: посадников, тысяцких (ближайших помощников посадника, предводителей городского ополчения – «тысяч»), воевод, епископов (архиепископов), архимандритов (старших среди настоятелей новгородских монастырей), князей. Сложные вопросы могли рассматриваться и на так называемом смесном суде, в состав которого включались представители всех властных структур Великого Новгорода.

Во главе городского управления стоял посадник. Его выбирали на год или два.

Важную роль в городе играл архиепископ. Помимо управления новгородской духовной корпорацией, он ратифицировал международные договоры города, осуществлял контроль финансовой деятельности, хранил городскую казну и эталоны мер и весов. Это на первый взгляд странное «увлечение» мирскими заботами было предопределено огромными земельными угодьями, оказавшимися в руках новгородских иерархов. В результате, как и новгородские бояре, церковь включилась в рыночные отношения и весьма преуспевала на этом поприще.

Интересы незнатных слоев города представлял в основном тысяцкий. До XIV в. он избирался из торгово-ремесленной среды, а затем – из боярской. В мирное время он ведал торговыми делами, принимал участие в работе суда, а в период военных действий помогал князю: руководил народным ополчением.

Князь и его дружина не имели в городе земельных владений, поскольку приглашались городом на службу на определенный срок. Предварительно кандидатура князя обсуждалась городской верхушкой, после чего с ним заключался договор (их сохранилось около 80 за XIII–XV вв.). Судя по дошедшим до наших дней документам, функции князей ограничивались командованием дружиной. Вмешиваться в административно-политическую жизнь города они не могли.

Все действующие высшие должностные лица, избиравшиеся ранее тысяцкие и посадники совместно с представителями наиболее знатных родов входили в городской совет господ. Первоначально его численность достигала 300 человек, к XV в. она сократилась до 50.

По такому же демократическому принципу строилась административная система управления. Ее низшей единицей была улица. Жители улицы выбирали уличанских старост, каждый из них имел свою печать и вечевую избу, где разбирал конкретные дела. Улицы входили в один из пяти районов (концов) города, управлявшихся выборными кончанскими старостами, которые также имели свою печать и казну.

На высшие государственные должности (прежде всего посадников) избирали только членов влиятельных аристократических семей. Да и само вече по составу было скорее аристократическим: в его работе принимали участие от 300 до 500 человек – представители крупнейших боярских семей. Не исключено, что в число вечников с XIII в. входили также наиболее богатые новгородские купцы. В XV в. состав участников веча сузился до 40 боярских родов. Тем не менее даже в этих условиях административная система города продолжала формироваться на основе выборов.

Есть и другая точка зрения, в соответствии с которой в новгородском вече принимали участие все взрослые жители Новгорода, независимо от их социального статуса, а возможно, и жители новгородских пригородов, в том числе сельских. Крупнейшим из новгородских пригородов (то есть городов, не имевших своего веча) был Псков, позднее отделившийся от Великого Новгорода и превратившийся в самостоятельное государство. Правда, в религиозном отношении Псков продолжал подчиняться новгородскому архиепископу.

Так на северо-западе Руси сформировалась республика, причем республика боярская или, по другому определению, аристократическая.

Причин установления в Новгороде особой системы правления было несколько. Во-первых, из-за низкого уровня развития производительных сил частнособственнические отношения формировались здесь крайне медленно. Поэтому новгородские князья до 1136 г. не успели обзавестись земельными угодьями. Во-вторых, княжеская дружина по численности значительно уступала новгородскому ополчению. Поэтому даже при желании князь не мог захватить власть.

В Европе в начале II тысячелетия городские республики существовали только в Италии. Они появились в течение XI–XII вв. благодаря выгодному географическому положению и экономической конъюнктуре (Италия в то время оказалась в начале торгового пути между странами Европы и арабским Востоком). Предпосылки возникновения олигархической формы власти Новгорода имеют иной характер.

Новгород находился слишком далеко от Киева, чтобы князья считали его выгодным пунктом. Они никогда не спорили за обладание этим городом, в отличие от южных областей. В результате власть в городе постепенно концентрировалась в руках местного боярства. Оно радикально отличалось от боярства северо-востока или юго-запада. Там бояре представляли старшую дружину. В Новгороде же князь со своей дружиной был пришлой силой, не входившей в состав местного общества. Еще в догосударственные времена города на Руси управлялись выходцами из местной знати. Новгородское боярство и представляло собой местную аристократию. В других областях Руси князья-посадники со своими дружинами вытеснили местную знать. По разным причинам, основные из которых названы выше, в Новгороде этого не произошло. Уже в XI в. князья, правившие здесь, стали назначать на административные должности людей из новгородской знати. В результате к началу XII в. в Новгороде сложилась влиятельная прослойка местного населения. Князь назначал ее представителей на правительственные должности в городе, но при этом они могли возглавить городскую оппозицию князю. Занимая должности, которые в других областях давались княжеским боярам, новгородская знать также стала называться боярами.

В Юго-Западной Руси бояре представляли собой социальный слой, сравнимый с категорией западноевропейских феодалов – собственников земли, обладающих на своей территории политическими и судебными функциями. В Новгороде это были знатные горожане, отвечавшие за сбор налогов. За каждым из боярских родов была закреплена определенная часть новгородской земли. Таких семей в Новгороде было 300–500. Дань в натуральной форме, главным образом в виде пушнины и воска, привозилась в конкретную новгородскую усадьбу. Поэтому собранное сырье в боярских ремесленных мастерских превращалось в изделия, которые через боярских же купцов продавались в Европе. При этом новгородское купечество торговало на деньги бояр – либо получая от них кредиты, либо выступая посредниками в торговых сделках, исполняя торговые поручения за некоторое вознаграждение. Таким образом, новгородских бояр скорее можно назвать предпринимателями, но не феодалами.

Республиканско-олигархическая форма власти в Новгороде (а позднее и в Пскове) являлась специфическим проявлением экономической неразвитости Северо-Западной Руси.

Новгородская республика просуществовала до 1478 г., Псковская – до 1510 г. Обе были поглощены Москвой.

Социально-экономическая специфика региона.Как уже было сказано, на вершине социальной лестницы в Новгороде стояли бояре. В XII–XIII вв. источником богатства новгородских бояр являлась дань с подвластного городу населения. На этом этапе они выступали как представители городской общины. Позднее, к XIV в., в основе их богатства и влияния уже лежала торговля. Лишь в XV в. новгородское боярство окончательно оформилось как социальный слой, важнейшим источником доходов которого была земельная собственность (то есть бояре стали феодалами).

Основная часть населения города состояла из купцов и ремесленников. Ремесленники объединялись в союзы (слободы, сотни), отдаленно напоминающие западноевропейские цеховые ремесленные организации.

Меньшей по численности частью населения были новгородские крестьяне. Они владели крохотными участками земли, вероятнее всего, огородами.

Что касается основной массы населения Новгородской земли, то это были охотники и рыболовы. Они проживали в лесах или на берегах многочисленных рек и озер в небольших деревнях. Процесс социального расслоения там шел крайне медленно.

В силу природно-климатических условий крепостное право в регионе было нерентабельным и поэтому не сложилось. Конечно, все крестьяне Северо-Западной Руси выплачивали Новгороду дань, находились в той или иной форме зависимости: источники называют такие категории крестьян половниками (те, в свою очередь, делились на изорников, огородников и рыболовов), смердами и сиротами. При этом подавляющее большинство крестьян оставались лично свободными. Расплатившись с владельцем земли или кредитором, они могли идти куда хотели. Могли и убежать, не рассчитавшись с долгами. В этом случае их никто не искал, пострадавшая сторона просто забирала имущество беглеца.





загрузка...
загрузка...