загрузка...

История России - Б. Н. Земцов

Глава 5 РОССИЯ В 1725–1800 ГГ.

§ 4. ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ

В конечном счете качественные изменения любой социальной системы определяются развитием экономики. Исторические процессы, вызванные иными причинами (характером монарха, придворными интригами, осложнением внешнеполитической ситуации и т. д.), принципиально повлиять на развитие истории не могут.

С природно-климатической точки зрения в XVIII в. продолжался малый ледниковый период, что исключало какое-либо развитие основы отечественной экономики – сельского хозяйства. Хотя Степная Украина, Нижнее и Среднее Поволжье вошли в состав России в XVI–XVII вв., эти территории до конца XVIII в. не осваивались из-за постоянной угрозы со стороны крымских татар. Земли южнее Тамбова, Воронежа и Симбирска крестьяне считали чужыми. В старых же нечерноземных губерниях земля была полностью истощена еще в предшествующие столетия. Сельское хозяйство там держалось лишь на масштабных вырубках лесов. В течение XVIII–XIX вв. площадь лесов сократилась в два раза, что в будущем неизбежно вело к аграрным кризисам.

Производительность сельского труда оставалась настолько низкой, что крестьяне с трудом могли прокормить горожан, которые на рубеже XVIII–XIX вв. составляли лишь 4 % общей массы населения. При этом многие жители городов имели сады и огороды.

Число мануфактур увеличилось с 200 в 20-е гг. XVIII в. до 1200 в 90-е гг. По форме собственности они делились на казенные (государственные), посессионные, вотчинные и крестьянские. Исторически прогрессивными были только крестьянские, функционировавшие на основе капиталистических принципов производства. Однако на социально-экономические процессы крестьянские мануфактуры влияния, конечно, не оказывали.

Подавляющее большинство промышленных предприятий из-за отсутствия покупательского спроса было представлено мелкими фабриками и заводами. Крупными являлись лишь государственные заводы и фабрики, обеспечивавшие военные нужды.

С технологической точки зрения металлургия России в конце XVIII в. не уступала западноевропейской, а во многом даже превосходила ее. Уральские доменные печи, например, были в то время крупнейшими в мире. Их высота доходила до 13 м, то есть была почти предельной для печи, работавшей на древесном угле. Наибольший диаметр такой печи (в распаре) составлял почти 4 м, а ее недельная выработка достигала 200–300 т. Такая высокая производительность, по свидетельству видного немецкого историка металлургии Л. Бека, была недостижимой даже для самых больших английских домен.

В течение XVIII в. углублялась экономическая специфика отдельных регионов. Этому способствовало развитие рыночных отношений. Во второй половине XVIII в. насчитывалось почти 7 тыс. еженедельных торгов и более 1800 ярмарок.

Одним из показателей развития экономики является развитие транспортных путей. Еще в середине XVIII в. была усовершенствована Вышневолоцкая система каналов.

Однако принципиальных изменений в экономике этого периода не произошло.

Как в России, так и в Европе технические науки в XVIII в. делали первые шаги. Развитие техники было тогда связано не столько с работой инженеров, сколько с изобретениями самоучек, которые обходились без глубоких научных знаний, экспериментов и сложных математических расчетов. Им помогали опыт, техническая смекалка и природный ум. Среди русских изобретателей яркими звездами сияют имена А. К. Нартова (1693–1756), И. И. Ползунова (1728–1766) и И. П. Кулибина (1735–1818).

А. К. Нартов – великий русский механик и организатор машиностроения, член Петербурской Академии наук. В 1717 г. он создал станок с механическим резцедержателем, самоходным суппортом-автоматом, превратившим резец из ручного орудия в механическое. Многочисленные чертежи и технические описания говорят о том, что А. К. Нартов обладал богатейшими инженерными познаниями и умело применял их в работе. Им написан первый труд по машиностроению – «Театрум махинарум, то есть Ясное зрелище махин». Нартов подробно описал конструкцию станков, созданных к тому времени в России. При конструировании уже использовались многозаходные червячные передачи, конические зубчатые колеса, ходовые винты с разными шагами резьбы, цепные передачи со шкивами различных диаметров для перемещения изделия и копира, пропорциональных масштабу.

И. И. Ползунов – создатель первой в России паровой машины. В середине XVIII в. научный мир вплотную подошел к одному из важных моментов в истории технического творчества – созданию машин, работавших на энергии пара. Первые промышленные установки, способные превращать тепловую энергию в механическую, были изобретены на рубеже XVII–XVIII в. Однако эти установки были пригодны исключительно для подъема воды. Ползунов создал принципиально новую конструкцию.

Теплосиловая установка Ползунова была построена к весне 1766 г. Она представляла собой огромное по тем временам сооружение. Отдельные части весили более 170 пудов (около 3 т). Наибольший диаметр котла составлял 3,5 м. Паровые цилиндры имели в высоту 2,8 м. Высота здания, где располагалась машина, равнялась 18 м. В августе состоялся ее пуск в эксплуатацию. Однако в ноябре того же года котел, изготовленный из слишком тонких медных листов, дал течь. Неработающая машина простояла 14 лет, а затем была разобрана.

И. П. Кулибин – заведующий механической мастерской Петербургской Академии наук. Еще на родине, в Нижнем Новгороде, будучи часовщиком, он создал часы в форме яйца, которые представляли собой сложнейший механизм из 427 деталей. Каждый час в этих часах распахивалась дверца, и из нее выходили крошечные фигурки людей, сделанные из золота и серебра. Под музыку они разыгрывали целое представление. Став заведующим мастерской, Кулибин сконструировал множество интереснейших устройств.

В истории русской техники XVIII в. были и другие славные имена.

Так, пионером отечественного автомобилестроения, наряду с И. П. Кулибиным, был крепостной крестьянин Нижегородской губернии Л. Л. Шамшуренков (1685–1757). Помимо многих других изобретений, он создал самобеглую коляску, продемонстрированную в Петербурге в 1752 г. Коляска была четырехколесной, приводилась в движение мускульной силой двух человек через устройство, напоминающее ворот. Она могла развивать скорость до 15 км в час. Для пассажиров предназначались два места.

Выдающийся изобретатель К. Д. Фролов (1726–1800) создал целую систему механизмов на Колывано-Воскресенских рудниках Алтая. Это обеспечивало подъем руды с глубины 102 м. Кроме того, Фролов построил машины для промывки руды и водяные колеса для кузнечного молота. Его ученик, крепостной К. К. Ушков, спроектировал и построил вододействующую систему, питавшую горнозаводские гидравлические машины. За это изобретение он получил вольную на себя и свою семью.

Известны и другие изобретатели: М. И. Сердюков создал много нового в строительстве гидротехнических сооружений; Я. Батищев изобрел машину для водяной обточки ружейных стволов; Е. Никонов представил проект создания «потаенных судов» (подводных лодок); И. Беляев разрабатывал оригинальные оптические инструменты; крепостными механиками Е. А. и М. Е. Черепановыми был построен паровоз. Большой вклад в усовершенствование боевой мощи русской артиллерии внес генерал-фельдмаршал П. И. Шувалов (1710–1762). Его стараниями были созданы знаменитые «единороги», представлявшие собой гладкоствольные гаубицы для стрельбы настильным и навесным огнем. Они имели облегченные лафеты, что способствовало их высокой маневренности. Пушки позволяли вести огонь разрывными снарядами. По своим техническим и боевым качествам «единороги» находились на уровне лучших мировых образцов, поэтому оставались на вооружении свыше 100 лет.

В XVIII в. прослойка технических специалистов была очень узкой. В основном она пополнялась за счет выходцев из нижних сословий, которым изобретательство давало шанс изменения их социального статуса.





загрузка...
загрузка...