загрузка...

История России - Б. Н. Земцов

Глава 8 РОССИЯ В НАЧАЛЕ XX В.

§ 4. СЕРЕБРЯНЫЙ ВЕК И МАССОВАЯ КУЛЬТУРА

В истории литературы, искусства и прежде всего поэзии и живописи конец XIX – начало XX в. – это особый, ни с чем не сравнимый период, который Н. А. Бердяев назвал Серебряным веком. Наиболее яркими представителями нового направления в поэзии были А. А. Блок, в живописи – М. А. Врубель, в музыке – А. Н. Скрябин. В художественной практике на смену монолитности и определенности принципов прежней эстетики и искусства пришли многовариантность художественных форм, отсутствие единого стиля, калейдоскоп художественных направлений. Общее ощущение прилива творческих сил, соединенное с ностальгией по уходящей великой эпохе, создавало неповторимую духовную атмосферу, где одновременно сосуществовали интерес к иконе и авангарду, движение художников-передвижников и академизм.

Этот период был вызван к жизни целым комплексом причин. Прежде всего стабильное развитие экономики и успехи системы образования в течение второй половины XIX в. изменили условия существования творческой интеллигенции. Количественный рост зрителей и читателей, с одной стороны, увеличил доходы творческой интеллигенции, а с другой – позволил ее части замкнуться в кругу своих творческих проблем, отрешиться от социальных вопросов и уйти в сферу чистого искусства. Исчерпав творческий потенциал социальных тем, писатели, поэты, художники и музыканты создали вымышленный мир красоты и гармонии, контрастирующий с реальной жизнью. Непонимание читателями и зрителями новых произведений их не волновало, поскольку они считали, что подлинное искусство по своей природе является элитарным и не может быть доступным и понятным каждому.

Однако неменьшее значение имело и разочарование в прежних политических идеалах. Оно вызвало спад общественного движения, измельчание общественных интересов и появление упаднических настроений. Старая христианская, коллективистская идеология умирала, а буржуазно-индивидуальная – еще не сложилась.

Образование.В 1905 г. были сняты ограничения на светское образование для священнослужителей и женщин, фактически ушли в прошлое и сословные ограничения.

Большое значение имела школьная реформа, начатая в 1908 г. правительством П. А. Столыпина. По переписи 1897 г. среди людей старше девяти лет грамотных было 2 % (среди мужчин – 40 %). К 1911 г. среди детей старше девяти лет более 50 % были грамотными (среди мальчиков это показатель доходил до 80 %).

В начале XIX в. был открыт всего один университет – в Саратове. В то же время широкое распространение получили частные учебные заведения, например Психоневрологический институт В. М. Бехтерева, Вольная высшая школа П. Ф. Лесгафта. В Москве большой популярностью пользовался Московский народный университет имени А. Л. Шанявского, куда принимали всех желающих вне зависимости от социального статуса, материального положения и вероисповедания.

О высоком качестве работы российских вузов свидетельствует большое количество выдающихся научных и технических достижений преподавательского состава.

Литература и публицистика.Смена художественных стилей не происходит одномоментно. В конце XIX в. еще звучал голос Л. Н. Толстого, по-прежнему авторитетны были мнения В. Г. Короленко, А. М. Горького, оставались популярными А. И. Куприн, Л. Н. Андреев, И. А. Бунин. Большим спросом пользовались произведения А. П. Чехова. Однако о себе уже громко заявили молодые: А. А. Блок и К. Д. Бальмонт, А. Белый и Д. С. Мережковский, В. Я. Брюсов и др. Они поставили перед собой задачу возродить самоценность и самодостаточность искусства, освободить его от социальной, политической или какой-либо другой роли.

С кончиной А. П. Чехова и Л. Н. Толстого эпоха великих реалистов отошла в прошлое. Однако погружение во вневременные художественные пространства дало возможность выработать более совершенные художественные формы, которые позволяли по-новому отразить современность, как это происходило в творчестве одного из ведущих поэтов Серебряного века А. А. Блока. Философский мистицизм и декадентство, упадничество, социальный пессимизм сочетались в литературных и художественных кругах этого времени с нарастанием протеста против «зловещего смрада» монархии и безжалостного индустриального капиталистического прогресса. Теоретические эксперименты радикалов от искусства (например, «Черный квадрат» К. С. Малевича) и литературы (стихи В. В. Маяковского) сочетались с политическим радикализмом авторов.

Активный поиск новых форм породил замечательную поэзию, направлениями которой были символизм, акмеизм, футуризм.

Начало Серебряному веку было положено символистами, осуществившими в конце XIX – начале XX в. эстетический переворот. Символизм – первое и самое значительное из модернистских течений. Оно возникло в 90-х гг. XIX в. Свое название это направление литературы получило благодаря тому, что творчество в понимании символистов должно представлять собой интуитивное созерцание тайных смыслов. По словам крупнейшего среди символистов теоретика В. И. Иванова, поэзия есть «тайнопись неизреченного».

В 1892 г. в журнале «Северный вестник» была опубликована статья Д. С. Мережковского «О причинах упадка и новейшем течении в современной литературе», которая стала манифестом русских символистов. Причину упадка литературы в тот период Мережковский видел в реализме, этом «художественном материализме». Он считал, что подлинное искусство должно включать в себя сложные символы, мистическое содержание, новые средства художественного воздействия. Поэзия, по его мнению, начинается там, где есть порыв к идеальному смыслу вечных образов.

В то же время символисты выступили с идеей переоценки предмета творчества. Символисты, как старшие (В. Я. Брюсов, Д. С. Мережковский, Ф. К. Сологуб, 3. Н. Гиппиус и др.), так и младшие (А. Белый, А. А. Блок, В. В. Гиппиус, В. И. Иванов и др.), утверждали индивидуальное начало в общественной жизни и искусстве, пересмотрели отношения индивида и коллектива. Они вывели человека за пределы общества и стали рассматривать его как самостоятельную величину. Первоначально символизм принял форму декаданса. Однако в 10-е гг. XX в. наступает новый этап в развитии этого направления. Символизм окрашивается в славянофильские тона, обращается к стихийным народным силам, пытается проникнуть в глубины русской души.

Реакцией на крайности символизма стало появление другого литературного направления – акмеизма (от греч. acme – «высшая ступень чего-либо», «цветущая сила», «расцвет», «зрелость», «вершина», «острие»). Наиболее активными сторонниками этого направления были Н. С. Гумилев, О. Э. Мандельштам, А. А. Ахматова, С. М. Городецкий, М. А. Зенкевич, В. И. Нарбут. Сторонники акмеизма отвергали неясность и намеки, усложненную метафоричность, отвлеченность и абстрактность символизма. Они реабилитировали простое и ясное восприятие жизни, восстановили в поэзии ценность гармонии, формы и композиции. Если в поэзии символизма определяющим фактором являлась некая тайна, покрытая ореолом мистики, то акмеисты воспринимали мир совершенно реально. В то же время они сохранили высокую духовность поэзии и эстетическое совершенство. Для акмеизма были характерны крайняя аполитичность, полное равнодушие к злободневным проблемам современности. Они ощущали мир прекрасным и таким же хотели изобразить его в своих произведениях.

В 10-х гг. одновременно с акмеизмом зародилось еще одно литературное направление – футуризм (от лат. futurum – «будущее»). Его сторонники – В. В. Маяковский, Д. Д. Бурлюк, А. Е. Крученых и другие – были радикалами в поэзии. Ради построения нового искусства они отрицали старые нормы, каноны и традиции, весь предшествующий художественный опыт. Однако в своей основе футуризм, конечно, был течением преимущественно поэтическим, а не общественно-политическим.

Живопись.Как и в литературе, в живописи на рубеже XIX–XX вв. творили художники старшего поколения: И. Е. Репин, В. И. Суриков, В. М. Васнецов, В. Е. Маковский. Их художественную линию продолжали А. Е. Архипов, С. А. Коровин, Н. А. Касаткин, в какой-то мере М. В. Нестеров. Однако общественная ситуация, которая в литературе привела к возникновению символизма, акмеизма и футуризма, и в живописи породила новые тенденции. Критический реализм себя уже изжил. Передвижничество с его обостренным интересом к социальным проблемам, конкретно-историческим образам уже не могло служить художественным идеалом. Многие художники-передвижники испытывали творческий упадок, ушли в мелкотемье развлекательной жанровой картины. Многие художники стремились отыскать в жизни светлые, поэтические стороны.

Еще в конце 80-х гг. XIX в. в Петербурге возник кружок гимназистов и студентов, любителей искусства. Они собирались в квартире одного из участников – А. Н. Бенуа. В 1898 г. С. П. Дягилев устроил в Петербурге выставку русских и финских художников. По существу, это была первая выставка художников нового направления. В том же году кружок Бенуа-Дягилева стал издавать журнал «Мир искусства», который вскоре превратился в крупное явление художественной культуры. В этом объединении участвовали почти все известные художники. Идейным вождем «Мира искусства» был Бенуа – живописец, график-станковист и иллюстратор, театральный художник, режиссер, автор балетных либретто, теоретик и историк искусства, музыкальный деятель.

В отличие от передвижников художники «Мира искусства» провозгласили приоритет эстетического начала в искусстве. Они создали новый тип исторической картины, портрета, пейзажа со своими стилевыми признаками (отчетливые стилизаторские тенденции, преобладание графических приемов над живописными, декоративное понимание цвета и пр.).

Стержнем этого объединения стала проблема художественного индивидуализма, автономии мира искусства, свободного от социальных и политических проблем. Отсюда возникала проблема красоты как вечной важнейшей темы художественного творчества.

Полагая, что современная цивилизация антагонистична культуре, «мирискусники» искали идеал в искусстве прошлого.

Однако чистый эстетизм этого художественного направления определил недолгий исторический срок его жизни. Журнал «Мир искусства» перестал издаваться в 1904 г. К этому времени многие художники отошли от объединения, и оно сократилось до размеров первоначального кружка.

Наряду с «мирискусниками» крупнейшим направлением рубежа веков был символизм – многогранное явление, не вмещающееся в рамки чистой доктрины. Краеугольный камень направления – символ, заменяющий собой образ и объединяющий платоновское царство идей с миром внутреннего опыта художника.

В 1910 г. ряд молодых художников объединились в группу «Бубновый валет». Ее деятельность во многом являлась реакцией на повышенный эстетизм остальных художников. Члены «Бубнового валета» считали, что картины предназначаются не для тонких ценителей и критиков, а для всех. Поэтому в их творчестве преобладали очень простые сюжеты, похожие на лубочные картинки.

Символисты также объединялись вокруг группы «Голубая роза» (М. С. Сарьян, П. В. Кузнецов, К. С. Петров-Водкин). Молодые художники пропагандировали индивидуализм, свободу искусства от социальных и политических проблем. В творчестве они ориентировались, с одной стороны, на работы французских мастеров (П. Сезанна, фовистов), с другой – на российский городской фольклор: городскую вывеску, народную игрушку.

Крайней формой символического направления стал русский авангард. Его представители – П. Н. Филонов, К. С. Малевич, В. В. Кандинский – фактически были уже абстракционистами, то есть ориентировались на внешнюю беспредметность.

Один из самых ярких представителей авангарда, В. В. Кандинский, изобрел абстрактное искусство и смог придать ему масштаб, цель, объяснение и высокое качество. Другая значимая фигура авангарда – К. С. Малевич изображал жизнь в виде геометрических абстракций. Малевич стал основателем супрематизма, один из немногих в России работал в направлениях кубизма, футуризма. Его «Черный квадрат» (1913) стал манифестом беспредметного искусства, отправной точкой абстракционизма.

П. Н. Филонов, живописец и график, в символических, драматически напряженных произведениях стремился к выражению общих духовно-материальных закономерностей хода мировой истории («Пир королей», 1913).

Наряду с экспериментаторами в области абстрактных форм в русском искусстве этого времени существовала также мощная струя неоклассицистического течения.

В период Серебряного века происходит синтез разных сфер искусства. В 1906 г. предприниматель и меценат С. П. Дягилев устроил в Париже выставку русской живописи и скульптуры, дополнив ее концертом русской музыки. Выставка и концерт имели большой успех. В следующем году Дягилев организовал в Париже выступления русской оперы и балета. В первых сезонах приняли участие Н. А. Римский-Корсаков, С. В. Рахманинов, А. К. Глазунов, Ф. И. Шаляпин. Так начались знаменитые «Русские сезоны» в Париже, повторявшиеся почти каждый год вплоть до Первой мировой. Вслед за триумфом в столице Франции русские артисты произвели фурор в Берлине, Брюсселе, Монте-Карло, Лондоне, Будапеште и других европейских городах. На газетных полосах замелькали имена русских танцовщиков – А. П. Павловой, Т. П. Карсавиной, В. Ф. Нижинского.

Театр.Рубеж веков стал переломным периодом как для европейского, так и для российского театра: появилась новая театральная профессия – режиссер, и в связи с этим формировалась принципиально новая эстетика режиссерского театра. В России эти тенденции проявились особенно ярко.

В конце XIX в. театр наряду с дворянами, чиновниками и купцами стали все чаще посещать простые городские обыватели. Рост зрителей повлек за собой открытие новых театров. Это, в свою очередь, создало конкуренцию в театральной среде, и началось изменение репертуара и снижение цен на билеты.

В 1898 г. состоялся первый спектакль Московского художественного общедоступного театра. Его создатели ставили перед собой три главные цели: во-первых, привлечь в зал зрителя из простого народа, которому не по карману были билеты в императорские театры; во-вторых, обновить репертуар, изгнав из него бульварную мелодраму и пустую комедию; в-третьих, реформировать театральное дело.

В течение нескольких лет пост председателя правления театра занимал С. Т. Морозов. В. И. Немирович-Данченко решал вопросы репертуара. Главным режиссером был К. С. Станиславский.

Театральная система Станиславского призывала актера к максимальной правдоподобности жизненных мелочей, приближенности к пониманию рядового зрителя. Актеры новой школы – О. Л. Книппер-Чехова, И. М. Москвин, В. И. Качалов, Л. М. Леонидов, В. Ф. Комиссаржевская, М. Н. Ермолова – становились любимцами не столько элитной, сколько малоискушенной демократической публики. Не случайно на театральной сцене стала модной тема городского дна, появление нового героя – босяка, студента, провинциального интеллигента.

Представители символизма режиссуру Станиславского не приняли. В. Я. Брюсов в статье «Ненужная правда» (журнал «Мир искусства», 1902) доказывал бессмысленность стремлений передать на сцене правду жизни. Им гораздо ближе были творческие искания В. Э. Мейерхольда и Е. Б. Вахтангова.

На оперных подмостках появилась плеяда замечательных поющих актеров – Ф. И. Шаляпин, Л. В. Собинов, А. В. Нежданова.

Музыка.В конце XIX в. к действовавшим консерваториям Москвы и Петербурга добавились консерватории в Саратове, Одессе и Киеве. В 1906 г. в Москве при содействии С. И. Танеева была открыта Народная консерватория.

Еще интенсивно творили такие представители золотого века русской музыки, как П. И. Чайковский и Н. А. Римский-Корсаков. В это время Чайковский написал гениальные произведения: Пятую (1888) и Шестую (1893) симфонии, балеты «Спящая красавица» (1889) и «Щелкунчик» (1892), оперы «Пиковая дама» (1890), «Иоланта» (1891). До 1908 г. продолжает композиторскую деятельность Н. А. Римский-Корсаков, написавший оперы «Кащей Бессмертный» (1901) и «Золотой петушок» (1907). Правда, уже в середине 1890-х гг. публика увлекалась не ими, а А. К. Глазуновым, А. К. Лядовым, С. И. Танеевым, А. С. Аренским, В. С. Калинниковым.

В начале XX в. центрами музыкальной жизни России были Мариинский и Большой театры. Однако основные достижения оперного искусства этого времени связаны с деятельностью Московской частной русской оперы (С. И. Мамонтова, затем – С. И. Зимина). На сцене частной оперы Мамонтова раскрылся талант выдающегося русского певца и актера Ф. И. Шаляпина.

В музыке наряду со сложившимися традициями национальной композиторской школы начинают проявляться особенности, вызванные новыми условиями музыкальной жизни России. Как и в искусстве в целом, в творчестве композиторов наблюдался определенный пересмотр музыкальных традиций, отход от социальной проблематики и возрастание интереса к внутреннему миру человека, к философско-этическим проблемам. В музыкальном искусстве появляются новые темы и образы. Становится характерным перемещение главного интереса с широкой социальной проблематики в область отражения внутреннего мира человеческой личности.

Новые черты русской музыки начала XX в. нашли наибольшее выражение в творчестве С. В. Рахманинова и А. Н. Скрябина: они пытались выйти за рамки традиционной классической музыки, создать новые музыкальные формы и образы.

Рахманинов объединил творческие принципы московской (П. И. Чайковский) и петербургской («Могучая кучка») школ в единый и цельный русский национальный стиль. Он обогатил русскую музыку древнерусским распевом. Рахманинов впервые (наряду с А. Н. Скрябиным) вывел русскую фортепианную музыку на мировой уровень, стал одним из первых русских композиторов, чьи фортепианные произведения входят в репертуар всех пианистов мира. Рахманинов по праву был признан величайшим пианистом столетия, стал эталоном для многих поколений пианистов разных стран, являлся одним из выдающихся дирижеров.

А. Н. Скрябин был видным представителем символизма в музыке. Крупнейшие его сочинения для оркестра – три симфонии, «Поэма экстаза», «Прометей».

Несколько позже начинают свой путь два крупнейших композитора нового поколения – И. Ф. Стравинский и С. С. Прокофьев.

Русская исполнительская школа была представлена певцами Ф. И. Шаляпиным, А. В. Неждановой, Л. В. Собиновым, И. В. Ершовым, дирижерами Э. Ф. Направником, В. И. Сафоновым, А. И. Зилоти, С. А. Кусевицким, пианистами А. Н. Есиповой, И. Гофманом, скрипачами Л. С. Ауэром и его учениками, виолончелистами А. А. Брандуковым, А. В. Вержбиловичем и др.

Архитектура.На рубеже веков российские города переживали строительный бум. В этот период возводились вокзалы, гостиницы, банки, особняки богатой буржуазии, доходные дома. В строительстве стали шире применяться железобетон, металлические конструкции – балки, столбы, что позволяло создавать перекрытия без дополнительных опор, делать большие окна, уменьшать толщину стен. Это изменило как конструкцию зданий, так и их эстетику. Фасады домов украшались причудливыми балконами, крылечками, эркерами. Все это означало, что сложился новый стиль – модерн, декларирующий изящество и декоративность.

Модерн изменил интерьеры зданий. Для них стали характерны пластичность форм, текучесть линий, витражи.

Наиболее полно модерн был представлен в богатой и более раскованной, чем Петербург, Москве. Яркими образцами этого стиля являются построенные по проектам В. О. Шехтеля здания Московского художественного театра, Ярославского вокзала, особняк фабриканта С. П. Рябушинского и др.

В то же время переосмысливались и привычные архитектурные каноны. В неорусском стиле были построены Казанский вокзал (А. В. Щусев), Третьяковская галерея (В. М. Васнецов). И Васнецов, и Щусев, каждый по-своему, прониклись красотой древнерусского зодчества, особенно новгородского, псковского и раннемосковского, оценили его национальное своеобразие и творчески интерпретировали его формы.

В стиле неоклассицизма были построены Киевский вокзал (И. И. Рерберг), Музей изобразительных искусств (Р. И. Клейн), здание Государственного банка (И. В. Жолтовский).

Кинематограф.В 1896 г. в России появился кинематограф (почти одновременно с изобретением его во Франции братьями Люмьер).

В 1904 г. предприниматель А. А. Ханжонков открыл первую контору по продаже кинооборудования. Затем он наладил работу крупнейшей в Европе кинофабрики и открыл ряд кинотеатров. Ханжонков первым понял, что прокатное дело не будет иметь успеха без отечественных картин и хроник. Поэтому в 1908 г. им был создан и показан первый отечественный игровой фильм – «Понизовая вольница» (на известный сюжет о С. Разине и персидской княжне). Так возник национальный кинематограф.

В лабораториях Ханжонкова проводились многочисленные эксперименты по внедрению в кино цвета и звука. Он искал и находил талантливых актеров. Ханжонков открыл первых в России кинозвезд – В. В. Холодную и И. И. Мозжухина. В киностудии Ханжонкова работали Ф. Ф. Комиссаржевский, В. Э. Мейерхольд, Г. А. Казаченко, Л. Форестье.

Разумеется, первые фильмы были далеки от высоких образцов драматического искусства. Тем не менее за 1908–1917 гг. в России было выпущено около 2 тыс. игровых картин. Правда, многие из них, по нынешним представлениям, являлись всего лишь игровыми роликами (8–15 минут экранного времени). Однако публика была в восторге. К 1914 г. в России насчитывалось около 30 отечественных кинофирм, около 4 тыс. кинотеатров, которые ежедневно посещало до 2 млн зрителей.

Кинематограф вошел в жизнь горожан не как новый вид искусства, а в качестве соперника цирку и ярмарочному балагану. Это было народное зрелище, не предполагавшее размышлений над сложными социальными и духовными проблемами. Кинематограф очень быстро стал едва ли не основным видом массовой городской культуры.

Рождение массовой культуры.На рубеже XIX–XX вв. в истории отечественной культуры начался принципиально новый период: наряду с элитарной, классической появилась массовая культура. На протяжении XIX в. русская культура развивалась в двух социокультурных плоскостях: первая была ориентирована на узкий образованный слой, вторая – на малограмотное или неграмотное большинство. В конце века между ними стало расширяться коммуникационное пространство. В отличие от периода XVIII–XIX вв., когда основной функцией культуры являлось совершенствование высшего общества через развитие его эстетических вкусов и критику социальных пороков, массовая культура была ориентирована прежде всего на развлечение. Ее появление стало закономерным результатом развития российской социоисторической системы, где безудержная эксплуатация населения ушла в прошлое, где часть работников уже имела ограниченный рабочий день и потребность в отдыхе. Если ритуал проведения религиозных праздников был давно сформирован, то дни отдыха требовалось чем-то заполнить. Этим новым наполнением и стала массовая культура.

Общество состоит из множества социальных групп со своими духовными ценностями, поэтому любая национальная культура многослойна. Она представляет собой сложный исторический феномен, сферу взаимодействия многих субкультур, каждая из которых вызвана к жизни объективной реальностью и имеет право на существование. Однако на протяжении первой половины XIX в. материальная и духовная культура основной массы народа менялась медленно. Условием развития культуры являются социально-политические свободы и определенная материальная независимость, чего крестьянство и многие горожане были лишены. Изменения происходили лишь в духовной культуре весьма узкого слоя образованных дворян. Поэтому под национальной культурой понималась субкультура очень незначительных групп населения – дворян и образованных горожан, которые могли не думать о физическом выживании. В конце XIX в. ситуация стала иной – появилась массовая культура.

Важнейшим условием возникновения новой культуры стал процесс секуляризации, сопровождавшийся ослаблением церковной нравственной цензуры. Тем самым создавались условия для чувственного раскрепощения человека.

Еще в 70–80-х гг. XIX в. литературные и художественные критики зафиксировали появление качественно нового зрителя, новой читательской и театральной аудитории. Оценка этого факта в то время была сугубо положительной. Авторы отмечали, что меняется социальная ориентация искусства: из салонного оно превращается в по-настоящему публичное, общезначимое; возрастает спрос на все виды художественной продукции и, соответственно, повышается социальный статус интеллигенции, уровень ее творческой, личной свободы.

В 80–90-е гг. возникли уже целые отрасли производства, обслуживающие новые (массовые) общественные потребности: кузнецовская фабрика фарфора, мебельные и бумагоделательные фабрики, мастерские по производству готового платья и т. д. Образовалась и проблема отдыха. Естественно, первоначально она касалась обеспеченных горожан. К закрытым аристократическим спортивным обществам (как правило, клубам парусного спорта) добавились спортивные клубы, членство в которых было обусловлено состоятельностью кандидата.

Для многих социальных групп становится доступным ресторан. В отличие от трактира, ресторан предлагал не только изысканную кухню, но и целый ряд увеселений. Начала быстро формироваться культура массовых развлечений: бульварная литература и кино, иллюстрированные издания, модные журналы, плакаты и афиши и пр.

Для менее обеспеченных слоев горожан массовая культура представала в виде ярмарочно-праздничных, карусельно-балаганных, бесшабашно-веселых гуляний.

Это была культура простых людей. Нельзя однозначно сказать, что она более примитивная, неэлитарная, она – иная и по своей социальной основе, и по функции, и по содержанию. Массовая культура – сила не созидающая, не креативная, а компенсаторная.

Разумеется, появление новых культурных запросов существенно изменило содержание произведений литературы и искусства. Демократически-просветительскую литературу стали стремительно вытеснять бульварные издания. Рост числа потребителей художественного творчества привел к его превращению из искусства в ремесло.

Возникновение нового потребителя культуры со специфическими эстетическими запросами превращало литературу и искусство в отрасль производства, в один из важных сегментов рыночной экономики. Неразвитый вкус получил признание как законный и значимый для рыночного успеха. Рост числа зрителей театральных спектаклей и выставок, читателей книг из малокультурной среды повлек понижение художественного уровня произведений. Творчество из состояния души превращалось в профессию, а игнорировать запросы интеллигенция, принявшая преобразование творчества в ремесло, не могла. Естественно, в среде писателей и художников, композиторов и музыкантов, работавших ради творчества, а не гонораров, упрощение произведений искусства вызвало протест. Привыкнув рассматривать народ как объект просвещения, эта часть интеллигенции с удивлением обнаружила, что у этого народа есть свои предпочтения. Дворянская творческая элита расценила появление массовой культуры как глубокий кризис культуры и начало ее гибели. В серьезное искусство начали проникать декадентское равнодушие, отказ от самопожертвования и альтруизма. В первой половине XX в. такая гиперкритическая оценка была характерна для интеллектуалов всех стран, столкнувшихся с массовой культурой. На самом деле это был естественный процесс развития культуры вширь, с «неизбежными тенденциями варваризации, упрощения и даже отрицания высокой культуры». Однако массовая культура была не столько упрощенным или ухудшенным вариантом так называемой высокой культуры, сколько началом вовлечения в процесс динамичного развития культуры широких масс. Начав с низкого старта, массовая культура со временем открыла перед литературой и искусством новые горизонты.





загрузка...
загрузка...