загрузка...

История России - Б. Н. Земцов

Глава 13 СССР ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ 1960-X – ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ 1980-X ГГ.

§ 2. ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ

Хозяйственная реформа 1965 г.Руководители советской экономики во главе с А. Н. Косыгиным пытались повысить гибкость и эффективность хозяйствования. Пленум ЦК КПСС 27–29 сентября 1965 г. отменил хрущевскую реформу управления, восстановив полновластные министерства. При этом руководители предприятий получили широкую самостоятельность, вводился хозрасчет (зависимость доходов от затрат и прибыли). Предприятия должны были строить отношения с центром на основе показателя прибыли.

Первоначально реформа придала импульс экономическому развитию. В восьмой пятилетке рост производительности труда достиг 6,8 %, но затем стал снижаться от пятилетки к пятилетке – 4,4 % в девятой пятилетке и 3,8 % в десятой. Реформа зашла в тупик. В реальности отечественный рынок работал по иным законам, нежели западный, и попытка ввести в него элементы классических рыночных отношений давала не те результаты, которые ожидались. Советские предприятия не принадлежали ни директорам, ни трудовым коллективам. Государство так и не предоставило им настоящую самостоятельность, продолжая принимать обязательные планы, в том числе и по прибыли. Ресурсы для государственных предприятий были почти даровыми, директора не заботились об их экономии, а старались получить как можно больше сырья и оборудования. Ресурсы распределялись государственными комитетами, министерствами и другими ведомствами. Поэтому успех предприятия часто зависел от способности директора договориться со столичным чиновником. Это открывало широкие возможности для коррупции. Многие советские предприятия были построены как монополисты – тот или иной вид продукции производило всего несколько предприятий во всей стране. В результате предприятия могли устанавливать любые цены, а жители вынуждены были покупать эту продукцию, потому что в данный регион ее не поставлял никто другой. Таким образом, государство директивно назначало цены, чтобы не вызвать всеобщего и быстрого подорожания, которое могло привести к социальным волнениям. Государственные предприятия не могли разориться, так как в случае неудачи на рынке они получали дотации. Это позволяло избежать заметной безработицы в СССР, но практически лишало работников и директоров заинтересованности в хозрасчете. Те руководители предприятий, которые пытались действовать как капиталисты, нарушая многочисленные государственные инструкции, арестовывались и осуждались за экономические преступления.

Несмотря на то что хозрасчет формально сохранялся, главными оставались привычные плановые показатели по объемам производимой продукции, почти независимые от ее качества. Низкое качество советских товаров вызывало недовольство населения, но большинство было готово мириться с этим, потому что лишь недавно вышло из бедности. Советская экономика оставалась неэффективной, но обеспечивала социальную стабильность, неизменность условий жизни. Наступил период, который позднее получил название застоя.

Наука и техника в середине 1960-х – первой половине 1980-х гг.Руководство СССР реально оценивало техническое состояние промышленности, осознавало значимость науки и техники, поэтому постоянно принимались разного рода организационные меры по их развитию. На рубеже 70–80-х гг. были утверждены 160 комплексных программ НТП.

Одним из путей повышения технического уровня выпускаемой продукции стало создание новой категории предприятий – научно-производственных объединений. Первое НПО в СССР было образовано в 1968 г. (занималось криогенным машиностроением).

Широкую поддержку получили научно-технические общества. В 1970-е гг. в них насчитывалось около 4,5 млн человек, в 1973 г. – уже около 6 млн человек. На многих предприятиях первичным организациям НТО были переданы функции заводских производственно-технических советов. В областях, краях и республиках были созданы отраслевые и межотраслевые советы НТО. В масштабах страны работу этих обществ координировал Всесоюзный совет научно-технических обществ. Предложения НТО учитывались в государственных планах развития основных отраслей науки и техники. Для углубления знаний и повышения квалификации рабочих, инженеров и техников научно-технические общества проводили семинары, создавали заводские и межзаводские школы передового опыта, общественные университеты технического прогресса, институты новаторов производства.

Большое внимание уделялось высшему техническому образованию. За 30 лет (1950–1980 гг.) численность инженеров выросла более чем в 12 раз (так, количество врачей увеличилось за то же время в 3,7, а учителей – в 1,6 раза). Однако советские инженеры и техники готовились в соответствии с традиционными научными направлениями. Например, вплоть до середины 1980-х гг. больше всего инженеров готовилось по специальностям «машиностроение» и «приборостроение». Лишь в 1985 г. на первое место вышли специальности «электронная техника» и «радиотехника и связь». В США с 1965 по 1985 г. число подготовленных специалистов по ЭВМ (американская статистика выделяла этот показатель отдельной строкой как наиболее важный) увеличилось в 10 раз, а в СССР – лишь в 2,5 раза.

Возникшая в США в 1920-е гг. система Ф. У. Тейлора уже не соответствовала периоду научно-технической революции, и в 1960–1980-е гг. на Западе ей на смену пришла японская система тойотизм. Она строилась на иных принципах управления, прежде всего на использовании многофункциональных машин, позволяющих быстро перенастроить оборудование; производстве небольших неоднородных партий изделий; сознательном отношении рабочих к производственному процессу. Изменение экономической системы стало одной из главных предпосылок возникновения нового постиндустриального общества.

Все происходившие на Западе процессы тщательно и своевременно отслеживались. Однако экономические принципы третьей научно-технической революции не соответствовали самим основам советской системы, и для партийно-государственного руководства эти изменения были неприемлемы. О радикальных экономических реформах никто и никогда не говорил. Таким образом, научно-технический прогресс отторгался политически.

Верх брала практика эволюционного развития экономики, в ходе которого технологическое обновление происходило само собой. В условиях роста цен на нефть и газ в начале 1960-х гг. технологические проблемы вполне можно было решить за счет импортной техники.

Повысить технический уровень советских предприятий удавалось только в военной сфере. На военные научные разработки уходило от 50 до 75 % государственных ассигнований на науку, до трех четвертых всех научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ (НИОКР) производились в сфере ВПК. При этом СССР начал отставать даже в военной сфере. В 1982 г. американское Министерство обороны пришло к выводу, что США превосходит СССР по технологическому уровню вооруженных сил. По оценке Пентагона, США имели превосходство по 15 компонентам (в том числе по баллистическим ракетам подводного базирования, истребителям, высокоточному оружию, средствам коммуникации, системам раннего оповещения). По 11 компонентам США и СССР были равны: по межконтинентальным баллистическим ракетам, боевым машинам пехоты, крылатым ракетам и др. СССР превосходил США по семи показателям: по ракетам «земля – воздух», противоракетной обороне, антиспутниковым системам, химическому оружию и др.

Постепенно ВПК начал превращаться в тормоз развития экономики. Он забирал огромные материальные ресурсы и лучшие кадры. Например, если в США в середине 1980-х гг. в оборонных отраслях было занято 3,1 млн человек (без учета военных научно-исследовательских центров), то в советском ВПК работало свыше 12 млн человек, а с учетом работников НИИ и КБ – более 14 млн. При уровне военных расходов, близком к США, советский валовой национальный продукт уступал американскому в 6,2–6,3 раза. Это не позволяло правительству СССР решать одновременно две задачи: укрепления обороноспособности и повышения уровня жизни.





загрузка...
загрузка...